Памяти Михаила Кутейникова

Миша Кутейников

Наверное век сейчас такой, что о чьём-то уходе быстрее всего узнаешь из интернета.

 

Набрела на фейсбуке на переписку одного фотографа, которого люблю ещё меньше, чем подавляющую часть всей журналистской братии.

Из неё недвусмысленно выходило, что Мишки больше нет...

 

 

 

Мы познакомились в 2006-ом, когда я пришла работать в «Будни».

Смешной такой, взъерошенный, даже усы и те лохматые.

Писал всегда медленно, витал в каких-то своих облаках.

Это вызывало у большинства окружающих раздражение, а у меня почему-то улыбку.  

 

Таких «неотёсанных» обычно очень залюбливают мамы.

С мамами в итоге те и остаются.

И  он был настоящий!

Без масок, без гнилья и лживости, без алчности и зависти.

И хоть порой и создавалось впечатление,  будто по голове его только что огрели пыльным мешком, но лучше один вот такой Мишка - чем пару десятков других журналистов.

 

Помню как приносила из дома обед и он единственный, не строящий из себя «великую акулу пера» предпочитающую как минимум кафе, всегда  с удовольствием помогал мне его ликвидировать)

 

И Мишка был добрым! Поистине добрым и щедрым!

Из тех, кто отдал бы последнюю рубаху.

 

А потом как гром среди ясного неба - инсульт…

И отрывок одного вечернего разговора по мобильному в памяти.

«Тебе вторую бессрочную дали? Ничего себе. А мне вон только третью…»

«Как же так случилось-то, Миш? Инсульт…»

«Вот так как-то случилось…»

 

 

Будто вчера было…

Редакция Будней на Волжском проспекте, каждый, приехав с задания ваяет свой материал.

И Мишка, уткнувшись в  свой компьютер тоже чего-то строчит.

Только изредка, его усатая улыбка с хитрым прищуром оборачивается в мою сторону и подмигивает…

Таким и запомню.